Ностальгия по ушедшему

16.11.2017 13:16 0

Ностальгия по ушедшему

То ли ностальгия по романтике меня туда загнала, то ли душа отдохнуть захотела и полюбоваться на деревенские пейзажи. В одиночку путешествовать я не хотела. Но тут подвернулся совсем уж удобный случай в лице бывшего корреспондента газеты «Верховажский вестник», Валентина Беляева. Почему бывший? Потому что, женившись, он покинул свою малую родину, Терменьгу. Перебрался с семьёй в Финляндию. А родные корни всё же тянут с огромной силой обратно, хотя бы на время отпуска. Вот и пригласил меня Валентин на экскурсию в свои родные места. Я охотно согласилась, и мы пошли.
Если бы я могла знать, что идти придётся ни много, ни мало, 10 километров, возможно, более настойчиво требовала бы передвижения на автотранспорте.
К тому же, дорога под ногами никогда не знала таких слов, как «асфальт» и «бетон». Поэтому каждый камушек ощущается, как родной. Дискомфорт умеют неплохо создавать и мимо идущие машины: пыль стоит столбом и низги не видно, хоть топор вешай. Процарапав глаза и прочистив лёгкие, двигаемся дальше. Не зря, всё-таки, если и сосны по обочинам лесной дороги не естественного зелёного цвета, а светло-серого… И зачем, Валентин, я поддалась на твои уговоры?!
Наконец, через 5 километров, к великой моей радости, на горизонте замаячили тёмно-серые крыши домов. Но это был ещё не конец моих мучений, а всего лишь деревня Горка. Валентин предлагает свернуть с дороги и двинуться дальше по узкой извилистой тропинке. Даже не понятно пока, что лучше: дорожная пыль или узкая тропинка-вервочка, где шаг влево-вправо грозит полным провалом. Но из двух зол выбирают наименьшее, и мы выбрали чистый воздух!
И не пожалели! Взобравшись на холм, нашему взору открылась небывалая красота! Вдали, как на ладони, посреди огромного цветасто-зелёного простора раскинулась деревенька Малёво. От такой лепоты аж дух захватило!

Вот же она, настоящая природная свежесть, красота. Если местного жителя такой картиной не удивишь, то для городского, утомлённого суетой и шумом, этот вид был настоящим откровением. Хотелось раскинуть руки и обнять весь этот необъятный зелёный простор! Оказывается, есть ещё нетронутые комбайнами и косилками, дикие цветастые луга. Захотелось бежать по этому лугу, парить над ним, мчаться далеко-далеко, упасть в траву и долго-долго смотреть в это бездонное голубое небо!
Но Валентин Расслабиться не даёт и уже тянет меня за руку с призывом продолжить путь!
Уже издали слышим шум воды. И чем ближе мы приближаемся, тем оглушительнее становится шум. Возникает невольное чувство жажды. Хочется спуститься к реке, чтобы испить чистой речной воды. Сквозь кусты ивы пробираемся к реке. Так вот ты какая, красавица-река с одноимённым названием Терменьга! А вода какая холодная!
Ностальгия по ушедшему
Валентин предлагает переправиться через речку вброд. Сняв обувь и закатав штанины брюк выше колена, мы смело ступили в воду. Валентин впереди, я в хвосте. Перескакивая с одного скользкого валуна на другой, меня осенило: так вот почему речка так шумно разговаривает. Шум создаётся от быстрого течения и воды, бьющейся о выступающие над поверхностью камни и валуны. От ледяной воды сводит судорогой ногу. Зато сама вода кристально чистая: видна даже самая мелкая песчинка! А рыбы-то, видимо-не видимо! Хочется искупаться, но майская вода сильно студёная.
Двигаемся дальше. Проходим мимо деревни Молёво. За дощатым забором видим небольшого телёнка. Он мирно и спокойно щиплет молодую травку и даже глазом не поведёт на непрошенных гостей. Такой огромный загон для него одного! Пожалуй, любой позавидовал его жизненному пространству!
Ностальгия по ушедшему
И вот уже вдалеке показалась центральная деревня Терменьги – Старина. Встречает она нас бывшей фермой. Большущая площадь фермы ныне пустует. Окна заколочены, молодые деревца пробились сквозь деревянную крышу, округа заросла бурьяном. В этот момент почему-то тоскливо заныло сердце. Что уж говорить про меня, если у Валентина на глазах накатились слёзы… Не удивительно! Когда-то здесь кипела работа. На ферме содержалось несколько десятков коров, которые обеспечивали молоком, сметаной, маслом не только все деревеньки Терменьги, но и жителей районного центра, Верховажья. Животноводы и доярки колхоза боролись за первенство по надоям на душу населения… Куда всё исчезло? Почему?
Ностальгия по ушедшему
С грустными чувствами мы входим в деревню Старина. Как же здесь спокойно, красиво, тихо! Есть всё-таки на земле райский уголок! Мы приближаемся к отчему дому Валентина. Жаль только, что нас никто не ждёт… Некому…
Ностальгия по ушедшему
Деревья над крышей домика уходят в небо, веранда, небольшой огородик, самодельная Валина теплица… Пение птиц так оглушительно, что слушала бы и слушала. Деревянное крылечко в 5 ступенек, деревянная рассохшаяся дверь. А в доме царицей господствует русская печь! Ей главное место. Вкусны щи и пироги выходят из неё! Таких в городе никогда не попробуешь! Непередаваемый вкус! А томлёное в глиняном горшке молоко?! Ну, где ещё его отведать?! Колорит передают домотканые половики по всей длине пола. Зеркало в полстены в деревянной раме цвета венге. И переживший не одну революцию старый патефон с пластинками на вышитой белоснежной салфеточке. А в красном углу иконостас. Это для каждого деревянного дома – святое!
Валентин предлагает прогуляться и посмотреть другие достопримечательности Старины. Вот любимый Валин уголок уединения.
Ностальгия по ушедшему
В деревне имеется даже свой музей с экспонатами, с любовью принесёнными местными жителями.
Ностальгия по ушедшему
Проходим мимо недостроенного здания. На мой немой вопрос Валентин с сожалением комментирует, что это должна была быть восьмилетняя школа. Но сначала развал 90-х годов помешал её достроить. А теперь уже во всей Терменьге и учеников на такое большое здание не наберется…
Ностальгия по ушедшему
Мы идём по краю деревни к Терменьгской церкви, давно требующей капитального ремонта и хорошего хозяина.
Ностальгия по ушедшему
Церквушка вся утонула в зелени деревьев и одиноко стоит на краю деревни. Валентин поведал, что последняя служба в этой церкви проходила ещё в далёком 1936 году. Большевики в ней устроили Дом культуры сначала. Но рядои расположенное церковное кладбище и Дом культуры друг для друга как-то не подходили, поэтому могильные кресты и ограды снесли, а могильные холмики сами со временем заровнялись.
Возвращаясь из церкви, Валентин ведёт меня к дому священника Александра Хрусталёва. Чтобы мне было понятней, мой попутчик продолжил свою историю: «После 1936 года, когда прошла последняя служба в церкви, жители Терменьги, как могли, уберегали своего батюшку. Но 12 февраля 1937 года пятеро вооружённых наганами, одетых в тулупы милиционеров, его арестовали. 5 ноября 1937 года тройкой УНКВД СССР по Вологодской области священник Александр Хрусталёв приговорён к высшей мере наказания.
Расстреляли батюшку в Коноше. По указу от 16 января 1989 года он был реабилитирован посмертно».
Ностальгия по ушедшему
Дом Хрусталёвых сохранился и поныне. Теперь здесь располагается деревянная мерия и медпункт под одной крышей. Я подумала невольно: «Почему у людей, ныне живущих, почти не осталось ничего святого? Было бы справедливо организовать в этом доме хотя бы музей!»
Уже начало темнеть… Пора возвращаться к дому Валентина. Но усталость почему-то совсем не чувствовалась…
На обратном пути, рассматривая дома, я то и дело продолжаю выспрашивать своего попутчика о том или ином доме. Но Валентин твердит как заведённый: «Здесь тоже никто не живёт…»
Ностальгия по ушедшему
«Здесь тоже когда-то кипела жизнь…»
Ностальгия по ушедшему
Но как же так?! Из более чем трёх десятков домов более половины – пусты… Почему? Город позвал? Вымерли? Инфраструктура не подходит? Изживает себя деревенька… А жаль! Такой безмолвной, тихой, родной красоты нигде больше не найти в целом свете!
Ностальгия по ушедшему
Вспоминаются стихи М. Е. Голубевой:

Умирает село, умирает,
Это сразу заметно теперь.
Не поёт здесь никто, не рожает
И не строится новая дверь.
Лишь шумят тополя-старожилы,
Словно памятник жизни былой.
Зарастает усадьба крапивой,
Где нахмурился домик пустой.
Не гуляют стада за деревней
И не радует поле зерном.
Что ж случилось с тобою, Россия?
Без села мы же все пропадём.

Автор текста: Наталья Сорокоумова
Фото: Валентин Беляев

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Ростуризм предупредил о лихорадке чикугунья в Индии Турпоток в Крым вырос на 28% «Интурист» возобновляет полетку из Петербурга в Анталью Почему отельеры не могут игнорировать TripAdvisor? Из-за забастовки Brussels Airlines отменены 75% рейсов

Лента публикаций