Семь доказательств эволюции: они в нашем теле

10.10.2018 14:45 0

Семь доказательств эволюции: они в нашем теле

Труд сделал из счастливой обезьяны несчастного человека. Впрочем, до обезьяны были еще миллионы лет эволюции. И «воспоминания» о них можно найти в нашем теле до сих пор.

На самом деле таких воспоминаний очень много. Весь наш организм так или иначе состоит из «остатков» древней рыбы, рептилии или обезьяны. Кстати, об обезьяне. Мы вовсе не произошли от нее, мы и есть обезьяны — эукариоты заднежгутиковые хордовые позвоночные челюстноротые четвероногие амниоты синапсиды млекопитающие плацентарные приматы большие узконосые африканские человекообразные обезьяны. И в нас до сих пор «живут» все из вышеперечисленных существ.

Наши пятипалые руки и ноги, к примеру, — по-видимому, отголоски пятипалых конечностей некой лопастеперой рыбы, отважившейся выйти на сушу 385–375 млн лет назад. Поэтому, видимо, многие наземные животные имеют пятипалые конечности, хотя у некоторых число пальцев в ходе эволюции изменилось: у лягушки их стало четыре, а не пять, лошади превратили свои кисти в копыта, а змеи и вовсе «отбросили».

Несмотря ни на что, многие до сих пор не верят в эволюцию, поэтому расскажем о самых наглядных «остатках» былых времен — рудиментарных органах. Мы узнавали у эксперта, есть ли у человека «лишние» органы, а теперь решили рассказать подробнее. Какие-то из них стали совсем или почти бесполезными, какие-то — приносят ощутимые блага.

Длинная ладонная мышца

Существует несколько способов определить, есть ли у вас длинная ладонная мышца или нет. Самый популярный — так называемый метод Шаффера: положите руки на ровную поверхность ладонями вверх. Сомкните мизинец и большой палец, а затем слегка поднимите их вверх. Если вы увидели характерную связку на запястье — значит, вы счастливый обладатель рудиментарного органа.

Гусиная кожа

Семь доказательств эволюции: они в нашем теле

Гусиная кожа — не что иное, как пиломоторный рефлекс: благодаря возбуждению нервных окончаний происходит сокращение гладкой мускулатуры волосяных фолликулов. Шерсти у нас давно нет, а рефлекс остается и работает по старинке, когда нам холодно или страшно, а еще в моменты сильного возбуждения — например, при прослушивании музыки, которая нам нравится.

Определенным рудиментом можно назвать и наши волосы, которые когда-то были шерстью (сами волосы, по-видимому, остались нужны в качестве инструмента полового отбора: мужчинам нравятся дамы с пышными волосами, а многим женщинам — кавалеры с не менее пышной бородой). С выходом из лесов в жаркую саванну наши предки перестали в них нуждаться, не говоря уже о более позднем появлении одежды. О повышенной волосатости как атавизме «Моя Планета» писала тут.

Соски у мужчин

Семь доказательств эволюции: они в нашем теле

Половое размножение — сложный процесс, который появился более 1 млрд лет назад. В ту седую древность все мы были одноклеточными существами. Несмотря на сложность нового «метода», он оправдан эволюционно: организмы, получившиеся путем смешения мужских и женских генов, несут в себе больше генетического разнообразия, а значит, обладают лучшей приспособляемостью к окружающей среде.

При чем здесь мужские соски? Все просто: в первый месяц жизни эмбрион начисто лишен каких-либо половых признаков (пол будущего ребенка начнет формироваться позже) — плод может стать как мальчиком, так и девочкой. Однако зачатки всех основных органов к концу первого месяца у него уже есть: рук, ног, печени, почек, сердца и т. д. Примерно в это же время формируются и молочные железы. Когда плод «определится» с мужской ориентацией, молочные железы уже никуда не денутся, так и оставаясь на теле человека.

Никакой функции для мужчин (или для других мужских особей млекопитающих, которые, как известно, тоже имеют соски) они не несут — это просто «побочный» эффект прошлого, того самого, когда все мы были однополыми микроорганизмами. Впрочем, иногда мужская грудь может развиться и даже выделять молоко. Это результат заболеваний, а вовсе не дополнительной заботы эволюции о потомстве. А еще у мужчин иногда встречается полителия — аномалия развития, когда ребенок появляется на свет с дополнительными сосками (как правило, они расположены именно в тех местах, в которых они располагаются у других млекопитающих, что тоже свидетельствует о нашем с ними родстве; кстати, вы знаете, что соски у нутрии располагаются по бокам?).

Копчик

Семь доказательств эволюции: они в нашем теле

Аппендикс

Семь доказательств эволюции: они в нашем теле

После того как наши предки перешли к плотному мясному рациону, их кишечник, судя по всему, уменьшился. Особенно это коснулось слепой кишки, которая помогает в переваривании растительной пищи. У некоторых хищников слепой кишки нет совсем, так же как и аппендикса — ее отростка (последний и вовсе есть только у некоторых млекопитающих, например кроликов, обезьян, человека). Уже сегодня некоторые люди рождаются с очень маленьким аппендиксом — вроде пупырышка, а то и вовсе без него.

Впрочем, этот источник «болезни кишок» (так называли в Средние века смертельное для тех времен воспаление аппендикса) не так вреден, как думали когда-то. Он активно участвует в становлении иммунитета человека, поэтому попытки удалять его у младенцев (чтобы избежать риска воспаления в будущем) приводили к печальным последствиям: дети начинали болеть, а иногда и умирали.

Ушные мышцы

Ушных мышц четыре: передняя (обеспечивает движение ушной раковины вперед), верхняя (вверх), височно-теменная (вниз) и задняя (назад). Интересно, что ушные мышцы контролируются теми же нервными окончаниями, которые заставляют нас смеяться и хмуриться.

Зубы мудрости

Семь доказательств эволюции: они в нашем теле

Когда наши обезьяноподобные предки стали употреблять мясо (это случилось не в одночасье — процесс длился миллионы лет; мясо, вероятно, было в рационе наших предков с самого начала, просто с появлением и развитием охоты его становилось все больше и больше), им уже не нужны были мощные и большие челюсти, ведь мясо жуется легче, чем грубая растительная клетчатка из корешков и злаков. А главное — оно лучше усваивается: наесться мясом куда проще, чем травой.

Большие челюсти с множеством зубов стали не нужны, и, хотя никакого вреда от них не было, выживали индивиды и с более миниатюрными челюстями. Так постепенно челюсти уменьшались у всех предков. А вот дополнительные зубы остались. Не у всех и не полный «комплект», но остались. Впрочем, из-за уменьшения челюстей «восьмеркам» отныне некуда деться, поэтому так часто они норовят вырасти вкривь и вкось, доставляя множество хлопот своим обладателям. Еще бы, ведь в этот момент из них буквально вылезает их внутренний австралопитек.

Между тем зубы мудрости не так бесполезны — любой стоматолог знает, что они могут быть использованы, например, в протезировании, когда по какой-то причине утеряны соседние моляры. А вот зачем человеку молочные зубы? Рассказываем тут.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Аренда автомобиля на Пхукете Актуальные новости туризма АТОР: Доход от иностранного туризма увеличится в 1,7 раза Законопроект об аккредитации ВЦ отозван Слияние Marriott и Starwood Hotels&Resorts: какой будет программа лояльности?

Лента публикаций