Две стороны одной педали

Две стороны одной педали

Не так я планировала провести вчерашний день.

Думала, поздравлю мужа с днем писателя, сделаю ему на завтрак что-нибудь забавное и вкусное... Но с утра на моем телефоне обнаружилось пять пропущенных вызовов с двух незнакомых номеров, все были около половины двенадцатого ночи с интервалом в минуту. Телефон у меня на беззвучном режиме где-то с десяти вечера, так что абонент не успел. И все же умом понимаю, что так настойчиво звонят не с зоны пошутить и не по поводу объявления на Авито о продаже шелкового шарфика и ботильонов. А перезванивать вроде рано — половина восьмого утра, суббота...

Телефон завибрировал в восемь, когда я уже доделывала тесто для картофельных блинчиков. Номер — один из тех, которые меня так добивались в ночи. Принимаю вызов и сразу же отдергиваю аппарат от уха — человек начинает кричать что-то невнятное. Голос мужской, узнать не могу. Наконец, путем многочисленных наводящих вопросов выясняю, что это мужик из квартиры, соседней с той, которую я сдаю. И звонит он, чтобы сказать, что мои новые жильцы сделали страшное. Вот тут любой арендодатель, думаю, порядком взбледнет, потому что натворить в квартире можно много что — начиная от мелкого дебоша с царапаньем обоев до пожара и наводнения.

- Ваши жильцы вчера вечером на соседей снизу бросались с ножом, пьяные, - говорит мне сосед. - Кого-то ранили, весь подъезд залили кровью, вызывали наряд полиции, еле их утихомирили.

Я сползаю по стенке. Жильцы мои новые только два дня назад въехали, они показались мне тихой молодой парой... Но нервничать уже поздно, надо разбираться в ситуации. Говорю соседу:

- Паникер Полиэктович, я приеду через час, зайду к вам, и вы расскажете, что знаете. Если мои новые жильцы окажутся с криминальными наклонностями, я выселю их очень быстро.

Он не унимается и говорит, говорит, говорит, какое это было отвратительное нарушение общественного порядка, как все соседи перепуганы и теперь без полиции шага в подъезд никто не сделает. Я трижды обрывала его стенания обещанием приехать незамедлительно, и трижды он продолжал свою печальную повесть. И ладно бы она обрастала все новыми подробностями — нет! Он рассказывал по третьему, четвертому кругу, одно и то же и в одних и тех же выражениях. Блин, да кто из нас уже баба, в конце концов? Кто должен говорить четко и по делу, а кто — изливаться о чувствах и переживаниях?

Положив в раздражении трубку, замечаю, что, пока неуемный Паникер Полиэктович стонал мне в ухо, я испекла шесть блинчиков, а в дверях кухни стоит заспанный муж. Можно сказать, застукал с соседом.

- С кем ты говорила в такую рань?

Пришлось объяснять, что нам сейчас придется ехать на сцену после поножовщины, так что лучше ему взять самые небьющиеся очки. Завтраком муж решил пренебречь — когда нервничает, не может есть. Мрачные и недовольные едем на адрес. Я мысленно сочиняю речь о том, почему моим жильцам-дебоширам надлежит незамедлительно сваливать.

В подъезде никаких следов кораблекрушения. Ни крови, ни следов дебоша. Из своей квартиры высовывается Паникер Полиэктович и смотрит на нас так, будто мы идем на верную смерть. Шепотом спрашивает, вызвали ли мы участкового.

- Пока нет, - говорю я вежливо. - Поэтому вам лучше скрыться в недрах квартиры ради вашей безопасности, пока мы с мужем не разведаем обстановку и не подадим сигнал бедствия.

Сосед закрывает дверь, а я звоню в свою квартиру. Открывают жильцы — бледные, испуганные. Перегаром не пахнет, в квартире чисто, прибрано. Спрашиваю:

- Что вчера было?

Парень начинает рассказывать:

- Мы вчера вечером закончили перевозить вещи, нанимали «Газель». Грузчики оставили все у подъезда, а мы (я, моя девушка и еще друг помогал) стали вещи носить наверх. Дверь оставили открытой, потому что с тяжелым грузом, когда руки заняты, неудобно постоянно открывать, а соседи с первого этажа стали ее закрывать, причем нарочно. Мы возьмем, например, холодильник, начнем по ступенькам подъезда подниматься, а женщина выходит и закрывает дверь перед нашим носом. Я разозлился, и когда мы отнесли последнюю партию вещей и вышли с другом покурить к подъезду, кинул снежком ей в окно. Потом друг уехал, мы вечером с девушкой уже собрались спать ложиться, вдруг звонок в дверь. Открываю — там парень незнакомый, говорит: «Пошли, выйдем!» Я ему говорю: «Ты кто такой?» Он говорит: «Ты моей матери хотел окно разбить». Я вышел, думал, объясню все, а в подъезде их было человек пять, с травматом. Сразу стали наезжать, требовать деньги за повреждение окна...

- А за нож ты зачем схватился?

- А за что мне хвататься, если у них травмат? Я побежал в квартиру, схватил кухонный нож, они стали ломиться, не давать мне дверь закрыть, девушка моя в слезы, я говорю ей: «Вызывай полицию!»

- Сосед сказал, что ты ранил кого-то?

- Да кого я ранил! У меня кровь из носа пошла. Девушка потом все отмыла в подъезде. А они разбежались, когда наряд подъехал.

Мы с мужем вышли из подъезда, посмотрели окно соседки. Ничего там не разбито. Стали звонить в квартиру. Соседка выскочила и заорала, что подает в суд на меня и на жильцов. А я уже чую, что если мой квартирант и привирает, то не так и сильно — очень уж баба неприятная, из тех, кто любит качать права и вопить о притеснениях. Спокойно прошу показать повреждение на окне. Она сначала отказывалась — мол, вызовет своего сына, чтобы мы на нее не напали, и эксперта, он оценит ущерб. Но потом впустила, когда я сказала, что при наличии ущерба жильцы его компенсируют прямо сейчас или съедут, тоже прямо сейчас. И вот мы с мужем стоим у нее на кухне и тупо пялимся на совершенно целое стекло.

- Где повреждения? - спрашивает муж. Чувствую, что он сейчас начнет орать, как все спокойные люди, которых сильно достали.

- А вот! - торжествующе говорит соседка и показывает на какую-то мелкую зазубринку. - Мне ваш мерзавец кинул камень, и он сколол стекло!

- А он говорит, что снежок кинул.

- А в снежке камень был!

Мысленно исполнив весь свой матерный репертуар, достаю из сумки салфетку, открываю створку окна и вытираю «скол». Стекло становится чистым, гладким.

- Это остатки птичьего помета, - говорю ей, не зная, то ли хохотать, то ли огреть ее стулом по башке. - Но давайте вызовем эксперта, пусть он точно скажет, чей конкретно это помет. Мое мнение - точно не моих жильцов.

На том и разошлись. Сказала бы, что довольные друг другом, так нет, нифига не довольные. Но риск потери квартирантов пока, кажется, отпадает. Лишившись завтрака, муж получил на обед грибной суп и курицу в хрустящей картофельной корочке и подобрел.

Следующая новость
Предыдущая новость

Исследование: куда бы отправились отдыхать россияне, имея неограниченный бюджет Российским агентствам расскажут, как получить дополнительную прибыль Исследование: чаще всего российские туристы покупают билеты в Крым Порт Петербурга готов принять 625 тысяч туристов в 2019 году Гражданство Доминики за инвестиции — номер 1 на Карибах

Лента публикаций