Кухни Петербурга (Пособие для приезжих)

Кухни Петербурга (Пособие для приезжих)

Наконец-то я стала работать по призванию!

До этого я не могла поставить сама себе диагноз: какое у меня призвание. И поэтому работала на всяких никчемных работах – преимущественное главно-ведущим экономистом.

(Согласно полученному самым тернистым путём никчемному образованию. Точно такой диплом, каким я могу с гордостью бить мух, стоит в Санкт-Петербурге с курьерской доставкой в квартиру 5-6 тысяч. А если не полениться и не пожадничать, можно лично выбрать дешевле в переходе у нескольких станций метро. Столичного ВУЗа или диплом с отличием.

Мне мой диплом-мухобойка достался самой дорогой ценой: на дневном бюджетном отделении технического ВУЗа. Кроме того – ВУЗ находился в соседнем городе и не давал общежития. Дорога к знаниям занимала два часа в одну сторону в любую погоду.

Сразу вспоминается Михайло Ломоносов).

Теперь я – повар.

Судя по ощущениям и документам, которые я сама себе сделала – 4 разряда.

Памятуя, что театр начинается с вешалки я начинала свою поварскую карьеру в Санкт-Петербурге с самых низов.

С мойки.

Тем более, что посуды за свою жизнь я перемыла не мало.

Материальное положение семьи из двух человек: меня и Алисы, называлось «плюнь и свистни». Денег не было совсем и ни на что. Включая на оплату съемной квартиры и еду.

На свалке работ Авито я удивительно быстро откопала объявление о найме мойщицы в «элитный сербский ресторан». В десяти минутах ходьбы от дома.

За 1200 в смену (плюс питание) «дружный трудовой коллектив» искал «чистоплотную, трудолюбивую мойщицу без вредных привычек». Сопоставив себя с требованиями я пришла к выводу – а почему бы и нет?

И позвонила.

В Санкт-Петербурге мойщицами принято нанимать две вида дам: приехавшие из Средней Азии плохо/совсем не говорящие по-русски и местные алкоголички.

Мне в ресторане очень обрадовались (видимо, посуду несколько дней мыли сами) и просили подойти к пяти на кастинг.

Будет управляющий.

Разволновавшись донельзя я решила тренироваться дома: перемыла всё что было в кухне.

И сантехнику.

И обувь.

И квартиру в целом (окна, правда, не удалось – не было стеклоочистителя).

Когда кончилось моющее – наступило пять часов. Время смотра-конкурса.

Конечно, меня взяли.

Не смотря на слишком правильную речь и хорошую куртку.

Мне выдали серый фартук и просили прийти завтра к десяти часам.

(Основная сотрудница уехала в Узбекистан, а лица, её заменяющие дорабатывали только до первой зарплаты, а после получения – целиком посвящали себя вредным привычкам).

Быстро освоившись с трофейной посудомоечной машиной я чистила овощи и полировала мельхиоровые вилки за официантов. Официантка Таня меня даже премировала пятидесятью рублями в конце своей смены.

Из закута моечной, натирая тарелки, я изучала элитную сербскую кухню. Она отличалась от «не сербской» досками и соусами.

Мясосодержащее изделие (прицепив к нему окончание «вица» - любовица, плескавица и т.д) отпускалось гостям на деревянной доске. С мисочкой соуса.

Соусы имели ещё более экзотические названия и изготавливались из магазинного кетчупа в смеси со всякой бредятиной.

Днём ресторан отпускал обычную ленинградскую кухню (бизнес-ланчи из тефтелей и салатов из маргеланской редьки), а уже вечером переходил на элитную сербскую.

Желающих пообедать за триста рублей в атмосфере Сербии было крайне не много.

Поваров ресторан держал две смены (Слава/Лера и Сергей/Галя). Откуда выпускники сорок девятого ленинградского кулинарного училища, бывшая воспитательница детского сада и учитель биологии знали элитную сербскую кухню – я так и не поняла.

Видимо, это врождённое. Или от проживания в Сербии.

Меня действительно кормили.

До обеда можно было пить чай с булочками из вчерашней хлебной корзинки. Сколько хочешь.

Ввиду того, что Галя и Лера пекли булки по секретному сербскому рецепту («на собаку вылить – хвост отвалится», но: с разными наполнителями!), мне и тараканам оставалось много-много булок.

За три смены я отъелась булок на всю жизнь.

В обед для всего персонала готовилось стафф-питание.

Это всегда была пицца. Из того, что завалялось в холодильниках.

Трезво рассудив, что солёными огурцами и усохшим сыром после термообработки отравиться трудно – я её ела. Тем более, что морковку и лук туда клали свежую. Я их лично чистила.

По документам я ела как лошадь. Даже, наверное, уместно сказать – жрала.

Ресторан вёл некое подобие учёта.

Случайно заглянув в тетрадь списаний я ужаснулась. Каждый божий день там была запись – «Кормили мойщицу». И количество порций маянезных салатов трёхдневной давности.

Никак не меньше шести!

Порчи по документам не было совсем.

(Мне только теперь понятен странный интерес управляющей к моему здоровью. Она периодически меня спрашивала:

- Вы себя хорошо чувствуете? - и получив утвердительный ответ удивлялась стройности моей фигуры).

Однажды, когда поварам давали зарплату, я поняла, чего я хочу от жизни. Горячему повару платили две тысячи за смену, холодному – тысячу восемьсот. А мне – тысячу двести.

Стать поваром.

Срочно.

Я выпытала у Славы-повара секрет перевоплощения из учителя биологии в Зажопинске в сербского повара в Санкт-Петербурге. Вот он: надо учиться и снимать квартиру (квартиру снимать обязательно – это стимулирует учёбу!).

И я решила учиться без отрыва от мытья туалетов, зала и чистки овощей. И полирования вилок, конечно.

Хочу выразить огромную благодарность повару-биологу Славе за термины «гастроёмкость» и «мармит». А особенно – за порядок включения парконвектавтомата.

Больше там учиться было нечему.

В положенные мне выходные я сделала всё что смогла для начала поварской карьеры в Санкт-Петербурге. А именно: добыла личную медицинскую книжку и китель.

Личные медицинские книжки у поваров Санкт-Перербурга разные.

Есть за тысячу – тебе её привозит к нужной станции метро мальчик-курьер. Но – заполнять придётся самому. И вклеивать фотографию.

А есть дорогая, настоящая – за четыре с половиной тысячи. Ради неё надо идти в медцентр, сдавать анализы и показывать всякие места докторам.

Я решила: раз пошла такая пьянка – режь последний огурец (белорусский вариант русской пословицы «Полюбить - так королеву»).

И поехала в медцентр.

Там, в регистратуре, вежливая в пределах уплаченных денег девушка спросила у меня:

- Вы кто? – имея ввиду род деятельности.

Я гордо сказала:

- Повар.

(Мне показалось – она посмотрела на меня уважительно).

Так начался новый этап в моей жизни.

Поварской.

Следующая новость
Предыдущая новость

В Италии активизировался вулкан, погиб турист Более сотни российских туристов не смогли вылететь на Хайнань МИД и Минздрав планируют создать электронную медицинскую визу New Travelers запускает динамические пакеты по внутреннему туризму Turkish Airlines полетит из Москвы в новый аэропорт Стамбула

Лента публикаций