Насколько глубоко ты в заднице? (с)

Насколько глубоко ты в заднице? (с)

Здравствуй, пикабу. Не жалоб ради, просто хочу поделиться историей. Может кто-то попадал в похожую ситуацию, а может - только попадет, в любом случае, она не так уж и редка - выгнали из дома. Сказала бы, что на мороз, но на улице +3, так что еще по-божески.

А дело было так. Началось все еще в марте, когда отец, живущий раздельно от нас с матерью в маленьком ирландском городке, лет так 15, приехал домой в отпуск. Мы с ним не особо общались - было достаточно конфликтов, драк и прочих очень тесных отношений, какие только могут быть между отцом и дочерью. Я в тот момент как раз диплом дописывала - училась в педвузе, который всей душой и левой пяткой(в особенности левой пяткой), ненавидела. И куда податься после вуза, который закончила со скрипом и под прессингом со стороны матери "не думой, еш", вопрос стоял открытый и как нельзя актуальный. А податься, по сути, было некуда. В моем городе в Латвии вакансий было ноль целых хрен десятых. Что-то вроде принеси-подай за сумму меньше минималки, работа по специальности (воспитатель в детском саду) - за минималку, но знание латышского языка - ну обязательно C2 и вообще давайте нам самых лучших, чтоб впахивали за минималку и не жаловались. Словом, перспектив особо не было, а тут еще отец решил побыть отцом и предложил - а давай-ка ты на годик махнешь ко мне в Ирландию, поработаешь где-нибудь низшим персоналом, денег накопишь, язык поучишь - житие бытие оплачу.

Я думала долго. Во-первых потому, что с отцом мы действительно имели не лучшие отношения. С 2015 по 2016 не общались даже, потому что он зарядил мне с ноги в челюсть и она болела месяц, а я, сволочь такая, посмела послать его в пешее эротическое. К слову, оказалось, посыл в пешее эротическое отца безумно расстраивает. Оскорбляет до глубины души.

В итоге, спустя месяц после получения диплома у меня был билет в один конец в аэропорт Дублина, телефон, планшет, лаптоп, одни штаны и одна кофта. Полумажорный скарб классического ребенка, у которого "здесь нет ничего твоего". На нет и суда нет, под рыдания матери, что лучше пойти воспиталкой в садик, я села в автобус, затем - в самолет.

В аэропорту меня встретил отец и вот тут-то началось веселье. Стоило мне сесть в машину, как я узнала, что отец уже 14 лет живет здесь с женщиной, хотя с матерью не в разводе. Типо, у него же дочь, разводиться нельзя. Отец вообще у меня из тех людей, кто думает стереотипами и ему очень хорошо. Правда, на стереотипах далеко не уедешь. Помимо женщины в доме жил еще один замечательный человек - старый армейский друг отца, именуемый далее не иначе, как "анальный дружок", поскольку что еще надо делать, кроме как брать на клык, чтобы его не выгнали из дома, я не знаю.

Анальный дружок меня сразу не взлюбил. С первого дня. Я нарушала его личное простанство, появляясь на общей кухне и какая в один из туалетов. Он сразу заявил мне, что мой отец - идиот, раз привез меня летом, поскольку летом найти работу практически нереально. Впрочем, он был прав, но подтекст был таков, что валить мне стоит, да поскорее. Я смолчала, но сразу поставила для себя мысленно галочку, что дядя будет делать все, чтобы сжить меня со свету.

В середине августа из отпуска прилетела пассия отца - даме 60, она глубоко интеллегента, но еще глубже мыслит стереотипами. На тот момент казалась тихой тетей, с которой мы мило держали нейтралитет.

Работы летом не нашлось, и отец уже почти купил мне обратный билет, как я подала заявку в колледж(в простанородье именуется никак иначе, как ПТУ, только с мажорным ремонтом), и отец билет отменил. Я стала учиться - на туризме. Сама хотела, сама выбрала, было хорошо. Учителя приветливые, люди милые, я по английски говорю как таджик - на тот момент у меня был исключительно школьный английский, а школу-то я закончила 4 года назад и к английскому более не возвращалась.

С начала октября от отца пошли претензии - ищи, мать, работу. Я шотал платить за тебя телефон, покупать тебе трусы и прочий хлам - будь добра, сама. Окей, не вопрос - оббежала весь город с сиви, в некоторые места - дважды. За октябрь ни одного звонка.

В один день отец говорит - давай подброшу до дальнего отеля, отнесешь сиви в третий раз, может возьмут. Я отнесла. Через неделю мне перезвонили, еще через неделю я уже начала работать. Ничего особенного - уборка номеров, минимальная зарплата, три дня в неделю. Тем не менее это работа и за нее платят деньги. Работа, на самом деле, сложная - весь день носишься как белка в коселе с жопой в мыле.

Отец до декабря затих. Ну так, относительно. Дурацкие требования, типо давай-ка доча после работы изволь проплыть 10-20 кругов в бассейне и сходи в зал, а то жирнее коров, что пасутся около дома. К слову скажу, импоссибл. После работы болело все. Организм с непривычки просто выл. Плюс, два раза за короткий срок я заболела - причем люто. Открывать окно, пока убираешь номер и потеешь - не лучший вариант, но таковы инструкции.

После двух моих жестких больничных я больше не болела. Но отцу все равно было мало - градус маразма рос. Он стал открыто говорить, что я учусь в заднице, и работаю - там же. Что учеба моя дерьмо, что работа - тоже, и как бы не раздражал сейчас мем про сына маминой подруги, то дочка отцовского друга все равно была в его глазах круче меня. То, что я пахала без выходных не значило по сути ничего. 4 дня в колледже, 3 - на работе, все мало.

В колледже, между делом, я познакомилась с множеством замечательных людей. Одна из них - девушка Кэти. Ее я встретила в колледже еще в сентябре, говоря как пьяный таджик. Вторая наша встреча состоялась в коридоре отеля, когда я узнала, что она тоже здесь работает. Так мы и начали общаться теснее. Подружились, словом.

На новый год отец уехал в Латвию, я же осталась работать. У кого отпуск, а у отеля - один из самых занятих периодов. Анальный дружок подвозил меня на работу на машине (5 километров, как никак), и все шло своим чередом - до нового года. Сидели мы часиков так в 8, резали оливье, пили - я вино, он - коньяк, как дяде 55 лет стукнуло, что он хочет трахнуть молоденькую. Тобишь меня. Получил отворот-поворот и моментальный звонок отцу - бать, я в шоке. Батя сказал, что такого не может быть, и вообще - анального дружка он знает 30 лет, а меня, по сути, 5 месяцев и правда на его стороне. И вообще - если он меня хотел, это мне, такой уродине, комплимент. Я, короче, блевала. Не от алкоголя - от отвращения. От алкоголя я не блюю в принципе, потому первого числа после всего этого дерьма была на работе в относительно хорошем состоянии.

Отец приехал, обвинил во всем меня и каждый день просил сказать, что я наврала. Анальный дружок кивал головой, а пассия отца сказала, что у меня чрезвычайно богатая фантазия. На старый новый год, когда на следующий день мне нужно было на работу, отец надрался и не отпускал меня спать до пяти утра - просил признать, что я солгала и анальный дружок прав. Тогда и отпустит спать. Не признала - рабочий день прошел дико тяжело.

А на днях, а если быть точнее - две ночи назад, в силу обстоятельств я теперь придаю большее значение ночам, нежели дням, случился апогей. Мне, из-за того, что в колледже дали каникулы, предстояло работать 9 дней подряд  и 4 из них бесплатно - для практики. Тяжело.

Я хорошо запомнила то утро - оно шло не по стандартному моему распорядку, от чего мне казалось, что я поменяю свою жизнь к лучшему, заживу наконец. На утро я еще даже близко не представляла насколько. И главное - как. Это может показаться странным, но значение имеет. Я - закоренелая сова, вместо 9.20 встала в 7.30 - позавтракала - половинкой хлеба с размазанной по нему селедочной икрой(это важный момент), дальше не лезло, потому икру слизала, а негодный кусок хлеба кинула в мусор.

Вместо того, чтобы по классике тупить, зачем-то залезла на сайт объявлений по сдаче жилья в моем городе - смотрела цены. Хотела съехать, как закончу колледж. Потому что жить с отцом становилось все невыносимее. Чудесно отработала, хотя за мной порой набюдались косяки и мне давали леща. И вместо того, чтобы лечь колбаской после отработанной пятидневки - принялась делать дела по дому. Приняла душ сразу по приходу, хотя обычно делала это не раньше 11ти вечера, вынесла банки-бутылки, хотя они стояли в комнате едва ли не месяц. Что забавно, на мусорнике была надпись - горячая линия для суицидников. И номер. Я еще тогда подумала - ха, а мне ведь оно не нужно. Все идет в гору - наконец-то идет.

А потом я спустилась с горы. По приходу мне вынесли мозг за кусок хлеба, выброшенный в мусор - хлеб выбрасывать мол нельзя. Отец в тот момент был на работе. На вопрос, куда этот масляный хлеб девать, вопрос оставался открытый. И тут пассию отца прорвало.

- Ты учти, ты отсюда съедешь, а я - останусь, - намекнула мне пассия отца.

На тот момент я уже попросила их быть ко мне помягче - уработалась, причем сильно. К слову, анальный дружок отца уже пятый год сидит на социале. Это выплаты для безработных, если ты отработал в Ирландии определенное количество лет. Ответ был соотвествующий:

- Да мне похуй, - пожал он плечами.

Впрочем, логично. Что отвечать, когда ты спишь до обеда и залипаешь весь день в рен Тв и думаешь, что кругом рептилоиды. Без шуток - действительно рен тв.

Пассия не унималась, сказав открыто, что поговорит с отцом о моем отъезде, потому что я - офуела. Хлэп выбросила.

Меня прорвало. Я подошла к ней, наклонилась, и тихо сказала:

- Когда я съеду, то куплю тебе бутылку шампанского - отпразднуешь.

Реакция оказалась незамедлительной. Пощечина - за ней моя - рефлекс. Пинок мне в живот, схватили за волосы, катали по полу, душили, весь набор. Анальный дружок разнял.

Вспоминая ситуацию с анальным дружком, я поняла сразу, чью сторону примет отец, придя с работы.

Недалеко за городом было озеро. Красивое. Я хотела утопиться. Правда. На тот момент я уже знала, что из дома меня выживут, и я одна, в чужой стране, язык которой знаю процентов на пятьдесят.

Благо, дорога была длинная. Пока по пути к озеру я осознавала, пришло и осознание - у меня есть работа, есть зарплата и я смогу выжить. И комнаты как раз смотрела - я потяну. Как только я повернула назад - я позвнила своей подруге - той самой Кэти, и обрисовала ей ситуацию. Та сказала отзвониться, как я уйду.

Вернувшись домой я узнала о себе много нового. Например то, что таскать чужого человека за волосы и бить ногами - правомерно, и я должна извиниться. За отказом поспледовало несколько ударов по голове. Затем - заломанные руки. Затем(о боже, как же это стыдно даже писать) - отшлепал. Как виноватую.

Припомнил якобы вранье про анального дружка. Напомнил, что я никто и ничто. И сказал, что завтра я лечу в Латвию назад. Началась викторина. Простая такая, понятная - или отвечаешь, пока я сосчитаю до трех, или получаешь в нос.

На требование слезно и, что главное - искренне попросить прощения у этой замечательной женщины я получила в нос. А затем и посыл на все четыре стороны. Когда я закрывала дверь, все трое мирно смотрели телевизор.

Никто не попрощался. Ни я, ни они.

Уходя из дома я чувствовала себя странно. 8 часов вечера, я с сумками, на улице ночь, и странное чувство не то чтобы обреченности, но близкое к этому. Пока я ждала такси, греясь в супермаркете, там же я встретила еще одну девушку с работы - она из Польши. Достаточно строгая боевая дама. Увидев меня с чемоданами, обещала поспрашивать за жилье.

Уже через час подруга накормила меня пиццей, отпоила сидром. Часов до четырех утра мы провели неплохой вечер.

Отец написал только в 12 "ну как ты там". Как подруга потом отлично сказала - вопрос надо понимать так "ну и насколько глубоко ты в дерьме". А после пьяная голосовуха, что он, какая жалость, умрет один.

И он таки чертовски прав.

На утро я позвонила начальнице и вкратце обрисовала ситуацию. Она выругалась на польском.

Уже в офисе мне предложили денег на сьем, перевели на фуллтайм по моей просьбе и общеали поспрашивать за комнаты. Я была удивлена столь великому радушию, поскольку что мать, что отец упорно долбили мне, что я нужна только им и только они помогут.

Как там помощь, пап?

Сегодня я снова встретилась на работе с той девушкой из Польши, которая видела меня с чемоданами в супермаркете. Она обещала поспрашивать.

А часам к трем, когда я убирала одну из комнат, сказала, что уже завтра я могу въехать.

И вот тогда-то, впервые за два дня, я заплакала - от счастья.

Даже номер телефона придется сменить - он зарегестрирован на отца, его пароль, его почта. Даже кредит не пополнить.

Отец позвонил сегодня, впервые за две ночи - сказал, что может отдать мне сидирум, который наконец-то пришел мне с ибея. После случившегося я послала его туда, куда он очень не любит ходить, но с завидной регулярностью посылается.

На данный момент я провожу вторую ночь в скромном отеле, на работу хожу пешком. Мне тяжело. Честно. И страшно. Потому что все в новинку - и уже по-настоящему. Завтра после работы въезжаю в новый дом, и самое трудное позади. А впереди - совершенстование языка и водительские права.

Вряд ли кто осилит, но мне хотелось этим поделиться.

Следующая новость
Предыдущая новость

Исследование: популярные горнолыжные курорты для празднования 23 февраля «Аэроэкспресс» запустит автобусы в Шереметьево из-за отмены рейсов Зимние ски-пассы со скидкой 15% на сайте горного курорта «Горки Город» В начале зимы в «Шереметьево» запустят двухэтажные аэроэкспрессы Куда чаще всего летают туристы из Домодедово?

Лента публикаций