О недвижимости в Санкт-Петербурге

О недвижимости в Санкт-Петербурге

Переехавшим в Питер очень нужна прописка или, хотя бы, регистрация.

Любая.

Иначе не берут на работу.

А если ещё и внешность не славянская – останавливают в метро.

Теоретически подойдёт любая, даже за тысячу от «Пропискина» в г.п Рахья Всеволжского района.

У меня у самой такая была.

Но - лучше купить недвижимость. Очень постараться.

После продажи нажитого непосильным трудом неликвида на родине стояла дилемма: что купить в Санкт-Петербурге?

Вариантов было много.

Два.

Котлован от будущей двадцати двух метровой студии (с предчистовой отделкой) в Тосненском районе – сорок минут от метро.

Или – комнату в коммуналке.

Съездив на бесплатную экскурсию (посмотреть хмызняк у фундамента) в крайне богатый свежим воздухом Тосненский район мы держали семейный военный совет.

С Алисой.

Кот был занят и не участвовал.

Здравый смысл победил и мы склонились к коммуналочке.

Оставалось - найти.

Мы нарисовали «пятачёк» на карте Санкт-Петербурга – там, где хотелось бы иметь недвижимость, умерили пыл в метраже комнаты и начали поиск.

Были две непреодолимые трудности: никуда не годные правоустанавливающие документы и пьющие соседи.

До прихода покупателей (нас) все собственники уверяли: отказы есть или, на край, совладельцы-соседи с радостью дадут их немедленно.

По первому зелёному свистку.

Как только доходило до торга и документов мерзавцы-совладельцы вставали в балетную позу. И говорили:

- За сколько? За эти деньги я сам куплю, вот только продам (тут шли версии – машину, домик в деревне или изобретение).

Или:

- Я, конечно, дам согласие на продажу, но за N тысяч (или за NN).

Платить за согласие совладельцу собственник комнаты был не настроен. По крайней мере сам.

Чтобы обойти скользкий вопрос с отказами собственники предлагали фантастические версии выхода – одарить меня, «давайте так» и жениться с завещанием.

(Жениться предлагал владелец самой убогенькой комнаты на Петроградке – ему очень надо было продать и уехать.)

О соседях по будущей коммуналке не хочется говорить плохого.

Но – трудно найти хорошее.

Продавцы комнат скрывали неблагополучных соседей разнообразнейшими способами: врали, закрывали в комнате, устраивали показы в темноте или ранним утром, платили за молчание остальным совладельцам. Но, реальность сама лезла наружу – в одной из квартир на Горьковской запертый алкоголик-сосед пытался выбить подпёртые тумбочкой двери.

Там, якобы, «никто не живёт».

Наконец, нам повезло!

Девушке Лене было очень накладно платить ипотеку за котлован, съемную квартиру и абонементы в фитнес-клубы. И она решила продать комнату в коммуналочке, которую сама покупала под ленинградскую прописку.

Совладельцы остальных четырёх комнат не вредничали с отказами и не мечтали купить по бросовой цене 7,2 м.кв. жилой площади в Петроградском районе.

Они были просто обыкновенными порядочными людьми.

И всё «срослось».

Мы стали обладателями недвижимости в самом Санкт-Петербурге.

Окрылённая Алиса вычитала в википедии, что в нашем доме бывали и Маяковский, и Северянин.

(Может даже в нашей комнате.)

И жили бедные артисты Мариинского театра.

Но, участковый Миша сказал – не правда. Насчет Маяковского и Северянина он уточнит, а бедные артисты Мариинки тут точно не жили.

Зато, сказал Миша, жили проститутки с Большой Пушкарской.

Нам, вообще-то всё равно, проститутки – так проститутки.

Всё таки Питер!

Следующая новость
Предыдущая новость

Спрос на авиабилеты в Черную пятницу вырос в два раза Консульство РФ: российских туристов среди пострадавших в ДТП в Китае нет «Руслайн» полетит из Ярославля в Сочи и Крым Авиакомпания «Россия» приостановила перелеты на Бали и Шри-Ланку Лондон выплатит сотрудникам Thomas Cook более 74 млн долларов

Лента публикаций