О жадности

О жадности

Сколько я себя помню – мне всегда всего было мало.

Мало – двести долларов зарплаты, сорок два метра проходных комнат на третьем этаже, шести соток дачного участка с десятиметровым летним домиком.

Мало!

Эту жадность я унаследовала, наверное, от прадеда Савки.

Проникшись лозунгом «Землю – крестьянам!» он нахапал наделов на каждого едока (подозреваю – предприимчиво дал взятку нужным людям и в едоки записали и котов, и собак бегающих по двору). Отхвативши несколько гектаров земли стал на ней, как одержимый, работать. И конечно, позорно, не по-деревенски, разбогател. Вместе с трудовым коллективом – женой и шестерыми детьми.

Когда богатство достигло апогея – две коровы, собственный конь и покрытый железом (а не «чаротом», как принято было в деревне) дом, власть рабочих и крестьян не стерпела оскорбления. И объявила его кулаком второй категории. Первую категорию «кулаки-агитаторы» не присвоили потому, что прадеду Савке агитировать против рабочей власти было некогда – жадность к наделам земли и их обрабатывание отнимали всё светлое время суток.

А в тёмное – он замертво спал.

За многолетний добросовестный труд на своей земле страна премировала Савку в 1930 году поездкой в Казахстан. Вместе с трудовым коллективом, но - без имущества.

Толи в Казахстане лозунг «Землю – крестьянам» не действовал, толи земля не была так плодородна как в обетованной Беларуси, толи от некомфортного проживания в землянке упала производительность труда – из всех переселившихся выжила только моя бабка.

И ей тоже, всю жизнь было мало.

Дурным крестьянским генам и моей жадности было негде развернуться на шести сотках дачи.

И - я взяла землю в аренду. Не то что бы много, гектар, больше не дали.

Землю раздавали не на едоков, как в прежние времена, а по желанию – сколько хочешь, но - не больше гектара.

Желающих взять в аренду гектар земли «для огородничества» в моём райцентре было мало – я.

Поэтому землеустроительная служба очень обрадовалась и не проводила аукциона на право заключения договора аренды – я сразу победила, ввиду отсутствия других претендентов. Мне дали бумажку с синей печатью – «решение» и обязали в нём огородить, платить налоги и не возводить строений постоянного характера. И вообще – вести себя на гектаре хорошо.

По игривому настроению представителей власти я поняла: это не 1930 год, обогащаться я могу сколько угодно.

Надо было состряпать землеустроительное дело моего гектара с указанием долготы, широты и высоты над уровнем моря – для порядка. И начальник службы задал уточняющий вопрос – где именно я его хочу?

Первая пришедшая в мою голову мысль «хоть где» была ошибочной: все орудия производства – грабли, лопаты и тяпки – хранились в десятиметровом летнем домике на даче. И я стала хотеть гектар в велосипедной доступности от шести соток.

На завтрашние девять утра был назначен выезд на местность (для выбора участка и установления границ) группы в составе: землеустроитель Ира, гектарообладатель я и водитель на УАЗике.

Ввиду важности события и для безошибочного выбора земли вечером я поехала советоваться к бабке. После казахстанских степей она была признанным семейным экспертом в качестве отводимых земель.

В девяносто два года баба Оля вела насыщенную старушечью жизнь, разрываясь между сериалом «Ко мне, Мухтар!», варкой себе овсянки и бурной личной жизнью не стерилизованной кошки Плюшки.

Баба Оля упорно отказывалась переехать из этого рая к кому либо из детей.

Она не помнила кто приходил и что она делала вчера, но могла детально рассказать событиях сорокалетней давности.

Мы славно побеседовали с ней: я представилась, она меня вспомнила (с последнего моего визита прошла всего неделя) и рассказала свежие новости о кошкоплюшином кавалере – серый такой.

Не теряя времени я задала вопрос:

- Баб, а как выбрать лучшую землю?

Обрадованная пакетом пряников баба Оля сказала мне:

- Запомни: где выше трава – там лучше земля, - и тут визит закончился потому что начался Мухтар.

Благодаря мудрым житейским советам завтра в 9.15 мне нарезали надел с травой по пояс и даже молоденькими сосенками. От «сих» и до горизонта – пообещав, что если что-то лишнее, проверять не придут.

И я стала землевладельцем.

Следующая новость
Предыдущая новость

Сирия пытается вернуть туристов, открыв новый турмаршрут Исследование: больше половины россиян никогда не отправляет детей в летние лагеря В новом аэропорту Саратова подняли вопрос о дорогом обслуживании авиакомпаний Директору агентства дали 5 лет за обман туристов Ростуризм подписал меморандум о сотрудничестве с КНР

Лента публикаций