Возвращение из Германии

Возвращение из Германии

В 1996 году сбылась моя мечта – я поехал в Германию, к сестре, на целых две недели. Не стану тратить время на описание эмоций и впечатлений. Уже на второй день, участок головного мозга, ответственный за хранение информации и впечатлений безнадёжно перегрузился и отключился. Я слушал и смотрел на всё как во сне. А когда наступил день возвращения в Россию, я вспомнил слова своего знакомого, который мудро сказал: «В Германию легко уезжать, а вот возвращаться в Россию – трудно!»

В аэропорт меня должен был отвезти муж сестры Вилли. Он не спеша завтракал, а сестра его подначивала:

- Вилли, ешь быстрее, вдруг штау!

- Успеем, - отвечал Вилли, - дай спокойно позавтракать!

- Нина, ты на работу собираешься? – вмешался я - так собирайся, и не мешай! Вилли всё рассчитал.

- Аль зо! – вспыхнула Нина, - ладно, больше не мешаю. Но ты не знаешь моего мужа!

Об этой зловещей фразе Нины, я вспомнил, когда машина остановилась. Вилли мрачно произнёс:

- Всё, штау! - и выключил двигатель.

- А что такое штау? – спросил я.

- Пробка.

- А надолго?

- Дак, кто же знает. Но на автобане не развернёшься. Будем ждать.

Ждали долго, и всё это время я прикидывал, что мне делать, если я опоздаю на самолёт. Опыта международных перелётов у меня не было. Иностранными языками я не владел. Оставалось положиться на Вилли.

Аэропорт Франкфурта на Майне очень большой, и Вилли плохо в нём ориентировался. Мы сдали багаж, и пошли искать место регистрации на рейс. Искали долго, и вдруг я услышал, как диктор произнёс мою фамилию и ещё что-то на немецком. Вилли усмехнулся и сказал:

- Тебя ищут.

- Зачем?

- Так ты сдал багаж, а на регистрации тебя нет. Может в твоём багаже бомба, вот тебя и зовут на посадку, как заложника.

- А без меня не улетят?

- Надеюсь. У тебя виза до завтра. Тебе нельзя опаздывать.

Когда после паспортного контроля я подошёл к стойке регистрации, стоявшая девушка в форме Люфтгансы произнесла:

- Герр Буер?

- Я, а флюгцойг ту-ту?

- Я, - ответила девушка.

«Улетел без меня!» – подумал я, и беспомощно посмотрел на девушку. Она сочувственно улыбнулась, взяла из моих рук билет и что-то стала набирать на клавиатуре компьютера. Я был в прострации, и не чётко осознавал, что происходит. А девушка вернула мне билет, и что стала объяснять на немецком. «Их шпрехе нур русишь!» – ответил я уныло. А девушка вышла из-за стойки, взяла меня за руку и повела за собой.

Мы сидели за столиком в служебной комнате, и пили кофе с девушкой и её подружкой. Я рисовал им комиксы, при помощи которых пытался объяснить им причину своего опоздания. Комиксы я сдобрил отдельными словами на немецком и английском, в смысле которых был уверен. Девушки смеялись, и время пролетело очень быстро. Раздался сигнал, и что-то сказали на немецком. Девушки посерьёзнели, и вежливо выпроводили меня из комнаты. Я остался их ждать, поскольку не знал, куда идти.

Вскоре девушки вышли, и я пошёл за ними. Когда мы подошли к стойке регистрации, уже стояла очередь. Я встал в её конце, но одна из девушек, увидев это, произнесла: «Херр Буер!» Когда я посмотрел на неё, она махнула мне рукой на посадочные кресла. Я прошёл мимо обалдевшей очереди, и сел в кресло. Меня мучил вопрос, успею ли я за час добраться от Шереметьево до Казанского вокзала. У меня был заранее купленный билет на поезд, и совсем не было денег на новый билет.

В самолёт я сел в подавленном состоянии, для себя я решил, что опоздаю, и придётся давать телеграмму маме, чтобы выслала денег на билет. Сидящий рядом мужчина, спросил меня о чём-то на английском. Я ответил:

- Извините, я только на русском, да и то с ошибками.

- А почему так уничижительно? – неожиданно спросил меня мужчина уже на русском.

- Да ну, попёрся в Германию, а языка не знаю. Даже оккупанты его учат.

- У вас что-то случилось? Вы расстроенный.

- Да, опоздал на свой рейс, а у меня билет на поезд. Вот гадаю, успею за час добраться до Казанского вокзала. На новый билет денег нет. Радоваться нечему.

- Не отчаивайтесь, с нами успеете. Мы вас подвезём.

- Подожди обещать! – неожиданно вмешался в наш разговор третий сосед, - вдруг тачку не отремонтировали?

- Я им не отремонтирую! На спинах нас повезут!

Всю дорогу, мои попутчики заказывали у стюардессы «Абсолют дабл». И очень скоро, она стала отрицательно качать головой, и что-то сердито говорить. Сосед выругался, и спросил меня:

- А почему Вы ничего не заказываете? Здесь всё бесплатно.

- Нет настроения.

- Вы бы не могли заказать для нас водочку, двойную. А то нам уже не наливают.

- Почему?

- Эконом класс - ограничение.

- Хорошо.

Когда я жестом попросил у стюардессы две двойных Абсолюта, она нахмурилась, потом презрительно посмотрела на моих соседей. Налив два стаканчика, она демонстративно передала их моим соседям, и вопросительно посмотрела на меня. «Эпэл сафт, битте» - блеснул я англо-немецким багажом. Стюардесса улыбнулась, и поставила передо мной стаканчик яблочного сока.

Когда мы вышли из здания аэропорта, сосед принял командование на себя. Едва мы сели в джип, он прикрепил мигалку на крышу, и мы поехали. Очень быстро, не обращая внимание на светофоры. Я съёжился и подумал: «Он ведь пьяный! И летит под красный!»

Но сосед не подвёл. Остановившись у Казанского вокзала, он вышел из машины и крикнул:

- Носильщик! Ко мне! Бегом!

- Здравствуйте, к вашим услугам! – отрапортовал неизвестно откуда взявшийся носильщик.

- Две сумки, билет у нашего сотрудника, быстро, и без штучек!

- Будет сделано! Можно билетик? – спросил носильщик, обращаясь ко мне.

- Пожалуйста, - ответил я и передал билет, - а Вам большое спасибо! Что я должен?

- Да ничего, только скажи, а почему ты без очереди в аэропорту прошёл?

- Я же на свой рейс опоздал, мне заранее на этот всё оформили.

- А баба за стойкой тебе как родному помахала?

- Да мы с ней кофе попили.

- Да ты ходок! Успел её откупорить?

- Нет. Я побегу, а то снова опоздаю.

- Беги! Спасибо за водочку!

- А Вам за экстремальную помощь. Расскажи кому – не поверят!

- И не надо рассказывать, лады?

- Яволь! Чусс!

Носильщик передвигался очень быстро, верещя как резанный: «Дорогу! Опаздываем!» Около моего вагона он остановился, подхватил мои сумки и нырнул в вагон. Выйдя из вагона, он отдал билет удивлённой проводнице, и попрощался со мной:

- Сумки в вагоне, счастливого пути!

- Спасибо! Что я Вам должен?

- Обижаете! Ничего! Сегодня мы вам, а завтра вы нам...

Пока носильщик удалялся, проводница с удивлением смотрела ему в след, а потом переключилась на меня: «Здравствуйте! Мы рады, что Вы решили отправиться в путешествие на нашем поезде. Устраивайтесь, а как тронемся, я предложу Вам напитки и свежую прессу».

Едва я сел на своё место, поезд тронулся, и вскоре в купе вошла проводница. Она положила на столик газеты и журнал, а увидев на сумке бирку Люфтгансы, произнесла виноватым голосом:

- Пресса только на русском языке. Пассажиры вашего плана – большая редкость. Что будете пить? Чай, кофе, минералка, сок?

- Спасибо, сока и кофе я сегодня выпил предостаточно. Минералку, если можно.

- Вам холодненькую?

- Да, и с газом.

Весь рейс, проводница часто заходила в купе, по поводу и без. Её распирало любопытство, и наконец она решилась:

- Простите, а Вы кем работаете?

- Инженером, - честно ответил я.

- В органах?

- Нет, на заводе.

- Понятно, - ответила проводница несколько разочарованно.

Когда я вышел на перрон в Сызрани, ко мне подошёл знакомый милиционер. Он как раз дежурил. Отдав честь, он произнёс:

- Здравия желаю, Артур Оскарович! С возвращением!

- Спасибо, Сергей!

- Инженер, говорите, - послышался за спиной голос проводницы, - меня не провести! До свидания, товарищ полковник!

Я посмотрел на проводницу, улыбнулся и поблагодарил её за комфортную поездку…

Автор: Буер Артур

Следующая новость
Предыдущая новость

«Уральские авиалинии» возобновили полеты в Прагу В Карелии сел на мель теплоход с туристами Выбирайте отдых с детьми правильно! В первую декаду июня Ростуризм исключил из реестра 15 компаний Госдума предложила сделать курилки в аэропортах платными

Лента публикаций