Юбилей, или старость не радость.

Юбилей, или старость не радость.

Поездок на природу в моей жизни, было великое множество. Это были и рыбалки, и рыбалки без удочек, и удочки без рыбалок, и кемпинги и дни рождения... Кстати. Я был в командировке в Петербурге, и попросил, чтобы меня к моему дню рождения поменяли. Исполнялось мне тогда 30 лет, посему хотелось отметить это дело в весёлой компании в кемпинге. Я, загодя, договорился о домике на этот день, пригласил друзей, ну всё по-людски. Но, не тут-то было. Нет, и кемпинг и домик и компания была, только меня там не было. Как это часто бывает, в нашу жизнь вмешиваются обстоятельства, на которые мы не в состоянии повлиять.

Что, конкретно, произошло описывать не буду, но в свой юбилей, я был ещё в Питере и ни в какой кемпинг уже никак не успевал. Мы с коллегой посидели в ресторанчике на перекрёстке Невского и Марата, покушали, выпили и я поехал на вокзал. Когда всё было по плану, билеты заказывались заранее, и их нужно было только забрать по прибытию в аэропорт, или на вокзал. А тут форсмажор и я встал в кассу за билетом на Ригу.

Чуть хмельной после ресторана, я стоял в очереди с меланхоличной улыбкой на лице, а в голове медленно проплывали мысли; эти там, в кемпинге, весело им; я тут, в Питере один; с другой стороны, когда ещё будет возможность отметить день рождения в Питере; 30 лет, какой ужас - это же старость подкралась незаметно...

С тем же выражением лица, я заглянул в окошко, подал документы и сказал, что мне один СВ до Риги. На удивление кассирша оказалась дамой внимательной и заметив дату поздравила меня с юбилеем. Ну, тут уж я расплылся в улыбке как кот Леопольд, потому как там стоит динамик и это слышало много народу.

Резкое отрезвление пришло слева. Там стояла бабуля и совсем не божий одуванчик. Она, видимо, брала билет передо мной, и как выяснилось, тоже на Ригу. За одним маленьким исключением, она купила билет в общий вагон за 500 рублей, а я в СВ за 3200. Поздравить меня она решила своеобразно...

- Зажрались, сволочи, капиталисты проклятые, хари отожрали - (я был худ как шоссейный велосипед, но бабуля не унималась) - три тыщи - этож какие деньжищи, тьфу, поубивала бы всех! -

Я чувствовал себя действительно неудобно, но объяснять что-то, или тем более взять ей билет к себе в купе, было бы чистой воды самоубийством. Старость хоть и подкралась, но на тот свет в этот день уходить, в мои планы явно не входило. Я большим крюком обошёл ту самую бабушку, дабы не повстречать её ещё раз и не узнать о себе ещё чего-нибудь новенького и направился к головному вагону, так как он всегда был СВ.

В вагоне, как правило, было всегда тихо и не многолюдно, но на сей раз "сволочей и капиталистов" был полный вагон. Июль месяц, многие ехали к морю, видимо. Я зашёл в купе, разложил вещи и постарался вернуться в меланхолию. Ну, не могло одной бабулей всё закончиться, НЕ МОГЛО. В коридоре послышались шаги и примерно такой текст: "Доча, ты не переживай, не нервничай, там врачи хорошие, всё сделают как надо"

Я человек крайне впечатлительный и сдавать кровь из пальца для меня было страшнейшей экзекуцией, почти всегда на грани обморока. Что там было с "дочей", предположить было трудно, но воспалённое сознание и хмель крутили в моей голове ужасающие картины; "доча" идёт с отрубленной ногой, откуда хлыщет кровь, а мама заботливо несёт оторванную часть ноги, завёрнутую в пакет; нет, это чересчур, наверное, она едет на операцию по пересадке чего-нибудь и мне придётся всю ночь следить за капельницей и состоянием полуживой "дочи"... Вариантов прокрутилось множество, пока она утиной походкой не зашла в купе. Она ехала в Ригу рожать. Час от часу не легче. К приёму преждевременных родов, я был не готов абсолютно.

Хоть "доча", оказавшаяся Людмилой и выглядела не очень, она, видя, моё бледно-серое лицо, улыбаясь, пыталась меня успокоить, мол, да не должна по идее, дня 3 ещё, сказали врачи. С горем пополам, я сам себя убедил, что родить не должна, и мы улеглись по своим кроватям.

Где-то в 23:00 раздался телефонный звонок. Мы подскочили оба. Она застонала, и я умолял её не рожать. Она пообещала, можно подумать - это он неё зависело, и я поднял трубку. Это был звонок из кемпинга, где праздновался мой день рождения. Видимо, о причине торжества кто-то всё-таки вспомнил за час до полуночи, и они хором меня решили поздравить, будучи уже в очень тёплом состоянии. Они орали в трубку "родина моя - Белоруссия" и громко ржали, в том числе и оттого, что абсолютно не попадали в ноты. Выбрали тоже репертуарчик. Хорошо Витаса не пытались исполнять, а то моя соседка точно бы родила на верхней ноте.

Людмила внимательно дослушала все песни вместе со мной и поздравила меня с днём рождения. При всей её искренности, я очень не хотел поздравлять её сына с тем же, до прибытия в роддом.

Проснулись мы рано. Ну, я ярко выраженный жаворонок и ранний подъём для меня был нормой, Людмила же, улыбаясь, сказала, что он толкается. И мы мило так заулыбались. Приступ боязни родов у меня прошёл, а вот пить хотелось и не воды. Я понимал, что в её присутствии делать это нежелательно, и я расположился в тамбуре с бутылочкой холодного пива из вагона-ресторана и сигареткой. Я сделал несколько больших освежающих глотков, как вдруг дверь приоткрылась и в ней показалась Людмила.

- Эх Дима, вы не представляете, как же хочется пива, покурить и воблы. - сказала она с невероятной тоской в глазах. В какой-то мере, я её понимал, но настоял, чтобы она ушла и не дышала дымом. Она покорно закрыла дверь и ушла в купе.

Нам принесли завтрак. Мы болтали о том, о сём, как вдруг она закрыла рот ладонью и выбежала. Ну, тут уж ничего не поделаешь. Она вернулась, извинилась, я сделал понимающий вид, тем более самого немного подташнивало. Не знаю зачем, но мы обменялись номерами телефонов. Даже теоретически, мы пересечься уже нигде не могли. Она ехала рожать в Ригу, а я домой в Вентспилс.

Я, сел на рейсовый автобус и покатил домой. По привычке, я сидел смотрел в окно, и думал, вот сейчас будет поворот на окружную, там мост через Лиелупе, в конце окружной будет трейлер, где продают рыбу, потом узкая дорога и деревья близко к окнам, потом магазин, церквушка...

Не знаю, мне казалось, что так следя за дорогой, как-то быстрее проходило время. Проехали Талси и оставалось 72 километра. Раздался телефонный звонок, и я думал, наверное, мама звонит, справится как у меня дела. Вот и нет - это была Людмила. - Родила - говорит - 4.250/52, Мишей назвали, в честь дедушки. - Я искренне поздравил её с рождением богатыря и положил трубку. А ведь прошло всего три часа, хорошо, что Миша оказался парнем смышлёным и не родился в поезде, и тогда моя жизнь изменилась бы в корне.

Представляете, в свой юбилей, в поезде принять, роды?! Не представляете, вот и я тоже!

Следующая новость
Предыдущая новость

В Москве стартовала выставка «Интурмаркет» Интерес к отдыху на воде вырос на 20% Заявление на шенген можно будет подавать за полгода С начала года российский турпоток в Израиль вырос на 32% Trinity Investments приобретает курорт Hilton в Мексике

Лента публикаций