"Запретный... сок".

"Запретный... сок".

Не буду утверждать, что моя личность известна всем и каждому, но мои хорошие знакомые, должны помнить, что я довольно долгое время работал в уголовном розыске. И, естественно, по долгу службы, ловил всяких жуликов и прочих нехороших товарищей, которые, собственно говоря, нам и не товарищи вовсе. Было это все довольно давно, еще во времена Советского Союза, необъятной нашей Родины, чем эти "нам не товарищи" и спешили воспользоваться. Совершив преступление, например, в Москве, они пытались раствориться на просторах этой самой "необъятной", в тщетной надежде отсидеться где-нибудь в провинции и уйти тем самым от наказания. И очень часто мне и моим коллегам приходилось покидать родные пенаты, любимых родственников и, преодолев иногда не маленькие расстояния, находить этих жуликов и выковыривать их из разных укромных местечек.

Вот и во время расследования одного из преступлений, судьба занесла меня в солнечную Грузию, ибо поступила информация, что наш очередной негодяй имеет родственников, проживающих, как говорилось в бессмертной комедии: "Высоко в горах, но не в нашем районе…", и может у них укрыться. А всякая информация имеет нехорошее свойство, заключающееся в том, что ее надо тщательно проверять. Ну, надо - так надо. И я отправился на Кавказ.

Дабы мое дальнейшее повествование было более понятным, необходимо пояснить, что на дворе стоял 1986 год, самый разгар так называемого "сухого закона" и борьбы с пьянством и алкоголизмом. Для тех, кто в силу своего возраста не застал те времена, наверное, все это безобразие покажется смешным, но нам, жившим в те годы, было несколько не до смеха. Но, продолжим...

Приехав в райцентр, я выяснил, что нужные мне люди проживают в небольшой горной деревушке, до которой надо было добираться еще несколько часов. Сопровождать туда меня (московского гостя!) вызвался сам начальник местного отдела милиции, в звании капитана. Сев за руль служебной машины и пригласив меня в салон, капитан бодро помчался по дороге в горы. Хотите знать мое впечатление? Если это была дорога, то я, наверное, паровоз. Ослиная тропа и та, скорее всего, шире, чем эта, так называемая, дорога! Справа - гора, слева - пропасть. Разминуться со встречной машиной, если бы она была, просто невозможно. Все мое атеистическое воспитание осталось где-то внизу, в райцентре и я некоторое время лихорадочно пытался вспомнить хоть несколько слов из какой-нибудь молитвы, что бы обратить на себя чуточку внимания того, кто выше нас всех. Так ничего и не вспомнив, кроме известной пословицы, в которой говорится про умного и горы, я сжался в комочек и дал самому себе страшную клятву, что если останусь жив, неукоснительно буду следовать этой прекрасной пословице!

Но, все хорошо, что хорошо кончается. И вот мы, наконец-то, в горной деревне. Оставив машину, пошли с капитаном по крутой узкой улочке, разыскивая нужный нам дом и отмахиваясь от сопровождавших нас местных собак, поведение которых как-то не вязалось с понятием "кавказское гостеприимство". Наверное, это были неправильные собаки... Ну, "вот моя деревня, вот мой дом родной". То есть, тьфу, не "родной", а тот, который мне нужен. Постучав в калитку, зашли во двор. Впечатлило. Крепкий каменный дом, большой сад. В саду, под тенистым абрикосом, вкопан большой стол со скамейками. За столом сидит сам хозяин, такой же крепкий, как его дом, старик, лет, наверное, 80-ти, в сванской войлочной шапочке на седой голове. Перед ним на столе стоит запотевший кувшин с молодым вином, высокий стакан и миска, полная кистей спелого винограда. Как говорят в одном известном всем городе: "Шо б я так жил!" Картина маслом - сидит себе дед в тенёчке, попивает глоточками холодное молодое вино, пощипывает виноград. Идиллия...

После взаимных приветствий из дома высыпало все многочисленное семейство хозяина. Нас усадили за стол, принесли стаканы и налили вина…

Кстати хочу, опередив события, сразу сообщить, что, слава богу, разыскиваемого нами негодяя у этих родственников не оказалось. А то бы бросил он тень на хороших людей и пошло бы, поехало… Разбирались бы с ними долго и нудно. И потом попробуй, отмойся! Пойдут сплетни… слухи… разговоры… «То ли он украл, то ли – у него украли». А в результате: «Ложечки-то нашлись, но осадочек остался…». Одно слово – деревня. Хоть и грузинская. На одном конце деревни чихнешь, а на другом тебе: «Будь здоров» скажут… Ну-с, вернемся за стол…

А за столом, тем временем, возникла весьма пикантная ситуация. Только представьте себе – в стране полным ходом идет борьба с пьянством, а на столе - стаканы с вином и, главное, за этим столом сидит сам начальник милиции, который по роду своей деятельности обязан пресекать подобные мероприятия! А тут еще я – представитель Центра! Начальник умоляюще смотрит на меня, лихорадочно ища выход из создавшегося положения, но я – кремень! Ни один мускул на моем лице не дрогнул, не намекнул ему на возможные варианты разрешения вопроса! Скажу честно – мне в те времена были «до лампочки» вопросы борьбы с зеленым змием и к выпивке я относился совершенно нормально. Но! Мне было очень интересно, как же начальник выкрутится и я, сдерживая в себе рвущееся наружу дикое ржание, терпеливо ждал окончание этого спектакля. Положеньице у начальника незавидное… И не выпить нельзя – хороших людей обидишь, законы гостеприимства нарушишь, и выпить – стрёмно… А вдруг я в Москве где-нибудь расскажу о том, как местная доблестная милиция, вместо того, что бы бороться с пьянством, сама нарушает закон и позволяет себе распивать вино, да еще с местным населением! В общем – и так – нехорошо, и так – еще хуже… Мдя…

И вот тут начинается заключительный акт этого представления! Капитан, не отводя взгляда от вина в кувшине (а оно – холо-о-о-дненькое!), глотая слюну и запинаясь, начинает объяснять хозяину дома: «А вы знаете, уважаемый батоно Ираклий, что теперь пить вино нельзя…». Тот – в полном недоумении…

Цитируя классика: « Я лишь подметил, что мой новый знакомый отличался живостью характера и, можно сказать, этакой милой непосредственностью». Говоря своими словами, дед – полный «наивняк». «Как нельзя? Почему нельзя??? Столько лет живу, каждый день пью, хорошо себя чувствую!».

Я уже начал сползать под стол, еле сдерживая смех. Вся эта сцена очень напоминала, знакомые нам по фильмам и книжкам, времена освоения Америки, когда бледнолицые пытались объяснить диким индейцам, что «далеко-далеко, на высокой горе, стоит дом, в котором живет Большой Белый Человек и этот Большой Человек запрещает пить «огненную воду»!

Дед внимательно выслушал начальника милиции и, видимо, решил расставить все точки над И. И как расставить! Проявив настоящую народную, крестьянскую мудрость! Он взял из миски гроздь винограда, показал её капитану и спросил: «Слушай, вот это кушать можно?» Несколько ошарашенный начальник кивнул: «Это – можно». Тогда дед сжал гроздь в кулаке (а кулачок-то – с мою голову!) и выжал в стакан виноградный сок. Показав стакан начальнику, спросил: «А вот это пить можно?». «Можно» - снова подтвердил капитан. «Вот» - отодвинув стакан, произнес мудрый дед – «Мой сок. Когда хочу, тогда и пью!».

Всё! Тут я уже не выдержал и засмеялся во весь голос. Ай, да дед! Ай, да, этот самый, сын! Это же надо, как выкрутился. Действительно, сок-то пить можно! А выпить его сразу, свежим или подождать, когда он постоит и перебродит – это личное дело хозяина!

Сколько же мудрых людей на свете…

Следующая новость
Предыдущая новость

Дело главы турфирмы «Натали Тур Иркутск» начали рассматривать в суде В минувшие выходные открылся горнолыжный сезон на курорте «Эльбрус» Авиакомпания «РусЛайн» полетела из Воронежа в Анапу МИД предупредил туристов о землетрясении на Филиппинах Открытие чартеров в Египет обсудят после ЧМ-2018

Лента публикаций