Цикл. Часть 2.

Цикл. Часть 2.

Ссылка на первую часть рассказа.
https://pikabu.ru/story/tsikl_5824706

VI. Схватка.

- Что призадумался? – спросил меня Сергей на обратном пути.
- Странно все это, - ответил я. – Не могу понять, почему так? Почему это все происходит? В академии нам никто ничего не объяснял. В сети тоже нет толкового объяснения.
- Нам не дано этого понять. Первые, кто воспользовался ситуацией – это религиозные фанатики. Они создавали разные секты. Появились десятки пророков, которые убеждали, что являлись в прошлой жизни то Иисусами, то Буддой, то еще кем-то, и каждый по-своему объяснял происходящее. Потом наступило время ученых, ведь именно от них все ждали ответы, но все тщетно. Куча гипотез, месяцы споров, но так никто и не пришел к единому мнению. Ты меня слушаешь?
Я не слышал половину того, что мне рассказывал Сергей, так как все мои мысли были заняты диким желанием купить последнюю версию робота – помощника, которого я даже никогда не видел, но уже отправил запрос на фирму, которая выслала мне предложение и тщетно пытался списать две тысячи рублей со своего счета, которых там никогда не было.
Боковым зрением я заметил, как Сергей остановил машину, снял с моей головы ободок, надел его на свою, и тут же швырнул его на заднее сиденье.
- Понятно! – тебя просто взломали. – Хорошо, что у тебя денег нет, а так бы накупил ненужных вещей. Как вернемся, я тебе новую защиту поставлю, а то вам там выдают все устаревшее. На пару недель подойдет, но с зарплаты рекомендую купить что-нибудь поновее.
Он потрепал меня за плечо, что бы я окончательно вышел из транса. Мысли в голове потихоньку начали приходить в порядок, как после хорошего похмелья.
- Почему он так странно себя ведет? – спросил Сергей, разглядывая через лобовое стекло кружащегося в небе дрона – разведчика.
Он потрогал свою голову в поисках ободка, вспомнил, что он его снимал, надевая мой, резко развернулся на заднее сиденье и громко выругался. В этот момент, раздался сильнейший удар. Сразу послышался звон разбитого стекла, и автомобиль сильно пошатнулся. Я обернулся и увидел лапы огромного медведя, разрывающие обшивку задней двери.
- Беги! – крикнул Сергей.
Я замешкался на несколько секунд, пытаясь открыть дверь. Как только мне это удалось, я вывалился на улицу, а следом за мной и Сергей. Вырвав заднюю дверь, медведь уже вовсю раздирал водительское кресло.
- Бежим врассыпную в ближайшие дворы!
Единственная наша надежда была на дрона, который должен был сообщить роботу в участке, но он прибудет в лучшем случае минуты через три, а пока нам нужно было бежать.
Раздался разъяренный рык медведя, который обнаружил, что его жертв уже нет в машине. В тот момент я особо сильно прочувствовал все минусы моего нового тела. Если скорость бега еще была приемлемой, несмотря на маленькие ноги, то полутораметровый глухой забор ближайшего двора оказался для меня непреодолимой преградой. Беспомощно повиснув на нем, я пытался подтянуться. К моему счастью, основной целью медведя оказался Сергей, который, отступая, открыл стрельбу по противнику. Ружье осталось на заднем сиденье машины, а мощности табельного пистолета явно не хватало, поэтому медведь только лишь приходил в еще большую ярость от причиняемой ему боли. После каждого выстрела, он на секунду падал и терялся в пространстве, но затем с новыми силами бросался на Сергея, который уже уперся спиной в забор. На максимальной мощности пистолет мог произвести не больше пяти выстрелов, поэтому, сделав последний, Сергей развернулся и в один прыжок перепрыгнул забор.
Когда медведь отошел от очередного шока, его внимание сразу переключилось на меня. В это время, я уже бежал что есть мочи вдоль длинного ряда заборов, пытаясь найти хоть какое-то спасение виде открытой калитки. Я вспомнил, как нас учили в школе, что медведи очень быстрые, и что бежать от них практически бесполезно. Обернувшись, я увидел несущуюся с бешеной скоростью огромную тушу. Деваться было некуда, я решил воспользоваться последним шансом и упал, пытаясь притвориться мертвым. Лежа лицом вниз, я пытаясь не шевелиться. Через секунду я услышал тяжелое дыхание за спиной, а в следующий момент почувствовал сильную боль от удара острыми когтями. Все произошло мгновенно. Всего было пять или шесть ударов, и после последнего я пролетел несколько метров и врезался в забор. Добить меня медведю помешал подоспевший робот. Он одним импульсом своего орудия повалил медведя на землю.
- Держись дружище! – сказал мне подбежавший Сергей, рассматривая мои повреждения.
Я ничего не мог произнести в ответ.
- Да, плохи твои дела, - констатировал Сергей, просматривая результат сканирования, которое произвел дрон. – Ну, ничего! Скорая уже летит, а если не успеют, жду тебя в следующей жизни. Обязательно возвращайся.
Я отключился.

VII. Опять больница.

Следующее, что я увидел, открыв глаза – это белый потолок больничной палаты. «Только не это! Опять все сначала» - подумал я, когда обнаружил, что не могу пошевелиться. Заново учиться разговаривать и ходить мне никак не хотелось. А от мысли о семи годах в интернате меня бросало в пот.
Я надеялся, что придет врач и станет хоть что-то понятно, так как мысль о возможности стать какой-нибудь собакой я гнал как можно дальше. В этот раз я даже не мог пошевелить головой. В комнате раздался писк, и через минуту вошла симпатичная медсестра.
- Очнулся? – спросила она улыбаясь. – Так, сейчас посмотрим что с тобой.
Она вышла из поля моего зрения и, судя по всему, начала изучать показания медицинских приборов.
- Все хорошо, - продолжила она. – Показатели в норме, из комы выведен благополучно и в срок. Новые внутренние органы прижились успешно. Некоторые кости еще не срослись, и придется походить недельку в пене, но ванну скорее всего сегодня уже отменят, и могут выписать домой. Врач придет через час.
Медсестра подошла ко мне и улыбнулась.
- Все у тебя будет хорошо милок.
Когда она вышла, я поймал себя на мысли, что не думаю об услышанном только что, а думаю только о ней. Лицо, улыбка, глаза и, в добавок ко всему, бархатный тембр голоса, вот что полностью заняло мою голову в те секунды.
Собравшись с мыслями, я начал разбираться в ситуации. Судя по всему, я не умер, и это не могло не радовать. Осталось только дождаться врача и выяснить, сколько я пролежал в коме и что за органы мне пересадили.
Врачом оказался пожилой мужчина и, несмотря на то, что я ждал его с нетерпением, я немного расстроился, что он пришел без медсестры.
Он был не многословен и довольно груб. Сходу нажал какую-то кнопку, и я почувствовал, как опускаюсь все ниже, затем сделал мне укол и я стал постепенно ощущать все тело. Когда голова вновь смогла поворачиваться, я понял, что лежу на дне пустой ванны. Тело постепенно стало наливаться болью. Язык стал шевелиться, и я сразу начал задавать вопросы врачу.
- Сколько я пролежал в коме? – пролепетал я еле слышно.
- Потом в выписке все прочтешь, - буркнул в ответ врач.
- Во мне теперь чужие органы? Какие? – продолжил я.
- Все! – ответил врач и рассмеялся. – Все органы чужие, и тело тоже не твое! Твое тело сгнило в могиле еще в начале века.
Я понял, что продолжать с ним беседу бесполезно.
Дверь резко открылась, и в палату влетел Сергей.
- Почему не сообщили, что он вышел из комы? – сразу набросился на врача мой коллега. – Почему я сам должен звонить и выяснять?
- А я вообще никому ничего не должен, - ответил врач, продолжая что-то печатать в моей истории болезни. – Тем более я не обязан отчитываться перед двенадцатилетним ссыкуном.
- Суханов, ты у меня уже в печенках сидишь! – заорал Сергей. – Я в сумме старше тебя! А сейчас оставь нас наедине с ценным свидетелем. Я проведу допрос.
- Я еще не закончил, - не оборачиваясь, сказал врач.
- Закончишь в камере, когда я упрячу тебя за твой синтетический спирт, которым ты торгуешь прямо тут.
Последние слова Сергея явно подействовали на врача, и он нехотя вышел, хлопнув за собой дверью.
- Не обращай внимания, - сказал Сергей, садясь на стул рядом со мной.
Я так и остался лежать на дне ванны, постепенно приходя в себя.
- Это доктор Суханов. Ему 65 лет и он еще ни разу не перерождался, поэтому ненавидит таких как мы. Считает, что мы занимаем чужие тела. Я сам жду не дождусь, когда он помрет от своего же спирта. Вот я поржу над ним, если он потом вернется. Да и хрен с ним! Ты как?
- Все болит, - ответил я, пытаясь устроиться поудобнее. – Сколько я здесь?
- Около недели. Тебе сразу сделали операцию. Суханов хоть и мудак, но врач хороший. Все поврежденные органы сразу удалили, новыми заменили, сейчас они легко выращиваются и недостатка в них нет. А вот кости решили срастить твои. Тело еще молодое, все восстановится за пару недель. Руки, ноги пеной облепят, покатаешься на колясочке. И все будет ОК. И еще, я в отчете о происшествии написал, что ты пострадал не на задании, а по дороге домой. Сам понимаешь, я виноват в том, что с тобой случилось. И на задание тебя брать нельзя было без униформы, и не смог защитить толком. Я как лучше хотел, а получилось как всегда. Думал показать тебе все на практике. Видео с дрона я подменил, твой ободок я уничтожил. Короче, подчистил хвосты. Единственное, что я попрошу тебя сделать – это подтвердить при допросе, что ты вышел из участка и решил пройтись пешком вдоль леса, где на тебя и напал медведь. Кстати, это было медведица, и она не была человеком. Наверняка хотела просто спасти своего медвежонка. Я переделал результаты сканирования и указал, что она была человеком, а её обезвреживание записал на твой счет, так что в качестве компенсации получишь небольшую премию. Ну, выздоравливай. Сегодня тебя выпишут, а завтра навещу тебя дома.
Сергей похлопал меня по плечу, отчего оно тоже начало болеть в добавок к рукам, ногам и ребрам.
К вечеру я окончательно пришел в себя. Мне дали обезболивающее, обмазали руку и обе ноги небольшим слоем белой пористой пены, которая моментально затвердела, зафиксировав мои конечности. Мне выдали инвалидное кресло и выкатили на нем за порог больницы.
- Подождите! – крикнул я врачу, который поспешил закрыть за мной дверь. – Подожди!
- Что? – приоткрыв дверь, ответил недовольный доктор.
- И куда мне теперь?
- Езжай домой!
- А где мой дом? И как на этом ехать?
- Ты у меня спрашиваешь? Посмотри в выписке, там должен быть адрес указан, а потом вбей адрес в навигатор на коляске. Деревня! – с этими словами врач захлопнул дверь.
Я сидел в кресле, плавно покачивающемся в метре над землей и не знал, что меня в тот момент злит больше, хамское поведение старого врача или то, что так и не удалось заговорить с красивой медсестрой.
Мною овладела грусть. Я смотрел на заходящее солнце, на детей, играющих на другой стороне улицы, и понимал, что я совсем один. В интернате были сотни таких же как я, поэтому одиночество там не ощущалось так сильно. До своей смерти я тоже был не особо общительным, да и личная жизнь все не клеилась. Но здесь ко всему этому добавились абсолютно чужое место и время. Подумав еще немного, я решил, что Сергей вполне неплохой парень, если его так можно назвать, а к медсестре я еще обязательно вернусь. К инвалидному креслу был прикреплен планшет с историей болезни. «Господи! Что за шрифт? Кто им разрешил печатать таким шрифтом?» - думал я, пытаясь разобрать записи врача. После нескольких минут мучений, я задал маршрут в панель навигатора, и кресло бодро понесло меня в сторону моего нового дома.

VIII. Троица.

Когда я добрался до пункта назначения, уже стемнело. Мой новый дом был одноэтажным. Постройка была небольшой и относительно новой, но в доме явно давно никто не жил. Дверь была не заперта. Перед моим приходом кто-то навел порядок. На столе лежала записка.
«Располагайся. Еда в холодильнике. Завтра зайду. Сергей»
В доме было абсолютно темно. Выключатель я найти не смог, как и не смог включить воду в ванной комнате. Не работало ровным счетом ничего. «Еда в холодильнике, а где он?» - думал я, кружась по кухне. В конце концов, я решил уснуть и дождаться приезда Сергея. Посреди ночи я проснулся от нестерпимого желания справить малую нужду. Заглянув во все комнаты, я не нашел туалет и, не придумав ничего лучшего, отправился на задний двор. При полной луне на улице было довольно светло. Небо было усыпано звездами. Я так редко поднимал голову вверх, живя в городе, что сейчас заворожено смотрел на небо, позабыв зачем вышел.
Тишину прервали человеческие голоса за забором. Разговаривали шепотом и с сильным акцентом. Обсуждали очистительную станцию и систему водоснабжения деревни. Я не выдавал себя, но как только голоса стихли, приподнял свое кресло на метр выше, высунув голову из-за забора и увидел три фигуры, быстро удаляющиеся через поле в сторону леса. И я готов поспорить с кем угодно, что это были две обезьяны и собака.
Послышался шум покрышек, показался свет фар и через мгновение во дворе послышался голос Сергея.
- Леха! Леха ты где?
Я выкатился из-за угла, помахав ему рукой.
- Чего ты там делаешь? – удивился Сергей.
- Я не смог найти туалет.
- Конечно! Ведь я забыл тебе отдать ключ от дома! Вспомнил о нем посреди ночи и сразу к тебе. Без ключа дом – просто бетонная коробка. Вот держи. Положишь возле входа в специальный кармашек.
Сергей протянул мне небольшой пластиковый диск, попрощался и уехал.
Единственное, что мне хотелось в тот момент – это побыстрее облегчиться, поэтому рассказ о двух обезьянах и собаке я отложил до утра.
Войдя в дом, я положил диск в специальный кармашек, и дом сразу ожил. Как при моей первой жизни включался свет в гостиницах, так тут включилось все. Стенные панели зашевелились, дом налился светом, из пола выехал холодильник, из стены разложился стол. Включился проектор со спортивным каналом, а из спальни выехал робот – помощник.
Я мигом направил свое кресло в сторону ванной комнаты. Возле двери светились две кнопки с изображением душа и туалета. Я быстро нажал на вторую, открыл дверь и залетел в туалет. Через минуту вышел, нажал кнопку душа, блок-кабина сменилась, и я уже вошел в ванную комнату, где смог кое-как помыться и привести себя в порядок.
До утра уснуть не удалось. Периодически я выезжал на задний двор и всматривался в темноту, опасаясь возвращения этой троицы. Их беседы о водоснабжении города меня сильно насторожили.
Под утро я уснул в своем кресле.

IX. Тоня.

Проснулся я от шума в соседней комнате. Или не столько от шума, сколько от запаха жареной картошки, которого уже не ощущал много лет.
Каково же было мое удивление, когда на кухне я увидел молодую медсестру, с которой так и не удалось заговорить в больнице.
- Проснулся? – сказала она, увидев меня. – А я и не стала будить тебя. Думала, приморился, да и хай спит, а я покамест картошечки зажарю. Картошечка конечно не как раньше на газу, но я и на этих лазерных плитах научилась поджаривать до хрустящей корочки. Все лучше, того чем ты питаешься. В холодильнике один мусор. Я даже собак таким не кормлю.
- Ну, я действительно питаюсь чем придется в последнее время, - ответил я, хотя понятия не имел что лежит в холодильнике.
- Я тебя быстро на ноги поставлю. На моей стряпне тут половина деревни растолстели. А мне одно счастье накормить, да вылечить. Сейчас быстренько тебя осмотрю, и будешь кушать. Кстати, огурчики маринованные свои с огорода.
Она сняла фартук и начала накрывать на стол. На вид ей было не больше двадцати. Красивая, с обалденной фигурой, но было в ней что- то не то, но я не мог понять что.
- Ну, раздевайся, я осмотрю твои швы, - сказала медсестра, закончив с сервировкой стола.
Её просьба ввела меня в ступор, но я начал расстегивать рубашку одной рукой.
- Давай помогу, - сказала она и стала стягивать с меня широкие штаны, которые я натянул поверх пены.
- Э-э-э! Подожди! – запротестовал я, схватившись за штанину. – Там белья нет!
- Ой, батюшки! – запричитала она улыбаясь. – Ты думаешь, я письку семилетнего мальчугана не видела?
Эти слова были как ушат холодной воды. Я как будто очнулся от сна и вернулся в реальность. Я расцепил руку и молча ждал, пока она осмотрела все швы, которыми было исполосовано мое тело.
О чем я мог думать? Ведь она права, я всего на всего был семилетним мальчиком, а она двадцатилетней девушкой. Она смотрела на меня как на ребенка. Плюс ко всему я слаборазвитый семилетний ребенок, который плохо ориентируется в современном мире. Я даже туалет вчера сам найти не смог!
- Чего грустишь? Одевайся и ешь, - прервала мои мысли медсестра. – Все у тебя заживает нормально. Через неделю будешь как новенький.
Она помогла мне одеться, сказала, что заглянет вечером, взяла свою сумку и вышла.
Я подъехал к окну и смотрел ей в след, пока она не скрылась в конце улицы. Что-то в ней было не то, но вот что, я все еще не мог понять.
Сергей вошел, когда я уже практически разделался с едой и с блаженным видом ел соленые огурцы, давно забытый вкус которых отвлек меня от моих грустных мыслей.
- О! Я смотрю, баба Тоня заходила, - сказал Сергей с порога, вдыхая носом запах еды. – Это я попросил её присмотреть за тобой.
- Нет, - ответил я, предлагая ему сесть и пододвигая тарелку с огурцами.
- Как нет? – удивился Сергей. – А кто тогда это все принес?
- Медсестра из больницы приходила. Осмотрела меня и завтраком накормила. Красивая она, - сказал я, вздохнув с грустью.
- Вот ты приколист! Так баба Тоня и есть медсестра! Она в больнице у нас и работает.
- Что ты мне рассказываешь? Приходила девушка молодая. Стройные ноги, пышная грудь. Какая тебе баба Тоня?
- Ну, все правильно! – продолжал настаивать на своем Сергей. – Это и есть баба Тоня. Просто она сейчас в новом теле, но она как бабкой была, так ей и осталась. Ты не заметил? Девятнадцатилетняя тебе огурцы закрывать будет? Вот ты чудак!
Я сидел раскрыв рот. Это было второе потрясение за утро. Теперь пазл в голове сложился. Я сразу понял, что в ней было не так. Я слишком сильно был заворожен её внешностью, что бы заметить такие очевидные вещи. Речь её действительно была как у пожилого человека. В движениях и походке какая-то тяжесть.
– А ты что, влюбился что ли? - спросил Сергей и расхохотался. – Ты это брось! Это уже пройденный этап. Во-первых, если убрать внешность, то она самая натуральная бабка. Она родилась в 25-ом году прошлого века! Она еще солдат после второй мировой выхаживала. Умерла в 95 лет. Я её хорошо знал еще при первой жизни. Золотая женщина. Во-вторых, она на редкость верная своему деду. Тот помер в 2010 году но так до сих пор и не вернулся. А она все ждет. Думает что не переродился еще, хотя все утверждают ей, что он просто сбежал. Зря это он конечно. Сейчас бы увидел её точно бы вернулся, но это еще не все. В-третьих, она очень привязана к своему внучку, а он тот еще подарочек. Помнишь, как я рассказывал тебе, что в 2042-ом меня один алкаш в приступе белой горячки прирезал? Так это он и был. Тоня умерла в 2020-ом. Вот и некому его контролировать стало. Ему тогда уже было под полтинник. Он был из неперерождавшихся, поэтому, как и наш врач, считал себя выше остальных, а пил как скотина и дебоширил. Однажды я приехал на вызов, а этот нож выхватил и прямо мне в шею. Я только пару месяцев, как на должность заступил. Толком ни к униформе не привык, да и просто растерялся, но обиду на него затаил. Можно сказать, из-за этой мести я и вернулся сюда еще раз после интерната. Тут я его и нашел. Он уже десять лет отсидел свои и ведь не покончил с собой, как многие. Видите ли, боялся свое тело потерять. А что там терять? Циррозную печень? Ну, мне только на руку это было. Я ведь хотел прикончить скотину и обставить как самоубийство. Все спланировал, а тут на тебе, появляется в участке девушка 13 летняя и давай мне рыдать, причитать и в ноги падать, что бы я не трогал её внучка. Это Тоня оказалась. Как она прознала, что я задумал, до сих пор ума не приложу. Но на меня её уговоры не подействовали. Вечерком пробрался к ним в дом и ждал удобного момента. А внучек её уже старым пердуном был. Алкоголизм сказывался. Он весь больной в кровати лежит и стонет постоянно. А бабка все вокруг него причитает. Я тогда подумал, что оставить жить его будет гораздо большее наказание, чем облегчить ему страдания. А Тоня подумала, что это я из-за неё не стал его трогать. Благодарна мне по сей день. То пирожки испечет, то дома приберется. Я не наглею, но и не отказываюсь. Внук помер пять лет назад в адских муках. Она теперь и его ждет. Верит, что они её любят и вернутся. А к ней многие ребята из деревни подкатывали, да вот только у неё один ответ: «Ребят, да какая тут любовь?! Я ведь бабка старая.» Ну не может она никак адаптироваться к новым реалиям. Многим это дается легко, а такие как она навсегда остаются призраком своей прошлой жизни. Плюс ко всему не забывай кто ты. Простой семилетний пацан. И даже если у вас что-то получится, то когда ты захочешь большего, ты просто не сможешь. Поверь мне, проверено на личном опыте. Так что не забивай ты этим себе голову и подожди лет шесть.
Сергей закончил свою напутственную речь , а я остался весь в раздумьях. Все его доводы лишь убедили меня в том, что попробовать все таки стоит. Ведь помимо всех различий, у нас есть что-то общее. И это то, что мы оба неполноценны. Мы оба некомфортно чувствуем себя в чужих телах.
- Ладно, я на работу, - сказал Сергей, доедая огурцы. – Вечером заскочу.
- Подожди, - остановил я его. – Скажи, животные, в тела которых переродились люди, умеют разговаривать?
- Да ну! – воскликнул Сергей. – Это бред! Одно дело ручкой что-то написать, но разговаривать – это из области фантастики.
- Для меня все вокруг из области фантастики, - ответил я. – Давай ты покажешь мне ваши водоочистные сооружения, а по-пути я тебе расскажу кое-что интересное.

Продолжение будет в понедельник.

Следующая новость
Предыдущая новость

Ущерб клиентов «Натали» составляет почти 1,2 млрд рублей С начала года российский турпоток в Израиль вырос на 32% Авиакомпания «Руслайн» открыла продажи на рейсы в Крым по 5 направлениям Исследование: какие страны хотели бы посетить российские турагенты РСТ: выдавать электронные визы туристам можно на основе механизма FanID

Лента публикаций